Вторник, 29.09.2020, 17:58
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Персональный сайт руководителя Музея школы № 76 Ткачевой ...

Меню сайта
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Февраль 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728
Архив записей
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • База знаний uCoz
  • Главная » 2013 » Февраль » 16 » 15 февраля 1989 года советские войска вышли из Афганистана.
    18:34
    15 февраля 1989 года советские войска вышли из Афганистана.

    15 февраля 1989 года советские войска вышли из Афганистана. Че­рез два года в осколки разобьется, казалась бы, нерушимая империя, имя которой Советский Союз. За­канчивалась эпоха могучей страны с ее геополитическими амбициями окружить себя целым лагерем дружественных просоветских стран. ГДР, Польша, Чехослова­кия, Югославия, Китай, Северная Корея... Но с Афганистаном вышла осечка. Построить социалистиче­ское государство на земле, где сама исламская культура, уклад жизни и взаимоотношения между этническими группами диктовали совершенно иные законы, так и не удалось. По сути, Афганистан стал предвестником, своеобразным знаком надрыва советской систе­мы. Пришло время, и большинство стран соцлагеря пересмотрело свои отношения к «загнивающему» капитализму. Да и сам Союз рас­пался на несколько государств. Причем некоторые из них с не­приличным заискиванием ищут сегодня политической поддержки у вчерашнего врага - блока НАТО.

    Грустная статистика: трое северчан погибли при выполнении долга в Афганистане, и уже 10 се­верчан на сегодняшний день ушли из жизни здесь, на гражданке.

    РЕБЯТА, ЖИВШИЕ В ТОМСКОЙ ОБЛАСТИ, ПОГИБЛИ:

    в Таджикистане — 6 человек

    в Северном Кавказе — 89 человек

    в Афганистане — 53 человека

    на острове Даманском — 5 человек

    в Северной Корее — 6 человек

    в Египте— 1 человек

    в Азербайджане — 1 человек

    в Приднестровье— 1 человек

    в Абхазии — 1 человек

    Всего погибло: 163 человека.

    В послевоенное время стали инвалидами вследствие за­болевания, полученного в  период прохождения военной службы:

    — по первой группе 8 человек

    — по второй группе 113 человек

    — по третьей группе 50 человек.

    В Северске проживало 135 ветеранов афганской войны.

    Вспомните своих знакомых, вернувшихся из армии. Не с во­енных действий, а с простой сроч­ной службы по призыву. Редко кто возвращается таким же, каким был, и с легкостью входит в ритм гражданской жизни. Кто-то при­ходит из армии более грубым, более нервным, чем ушел, кому-то трудно снова привыкнуть само­стоятельно принимать решения. Вспоминаю себя после полутора лет срочной службы вышедшего за пределы части уже контрактником. С приятным ощущением свобо­ды пришел вопрос: «И куда же эту свободу теперь девать?». В городе, в привычных компаниях все изме­нилось. Многим, кому до армии я был интересен, теперь было не до меня. С другими наоборот мне не о чем было поговорить.

    Каковы же должны быть ощу­щения вернувшихся с военных действий? Постоянное психиче­ское напряжение, понимание, что смерть ходит рядом, усталость - все это накапливается день за днем, а потом резкий переход в другую обстановку.

    Перемена, которая тоже является шоком, к которой нужно привыкать. Это не могло не сказать­ся на душевном состоянии. Психо­логи говорят, что люди, прошедшие «горячие точки», находятся в посто­янном стрессе, причиной которого является не только пережитое при военных действиях, но и резкий контраст между тем, что было ТАМ, и тем, что происходит ЗДЕСЬ. Плюс к тому ощущение ненужности. Воз­вращение в страну, где все измени­лось, где жизнь идет своим чередом, и тебя не очень-то ждали. Конечно, семья, друзья рады твоему возвра­щению, но разваливающееся го­сударство не оказывает должного внимания, помощи. Ни материаль­ной, ни психологической.

     

     

    В том историческом событии -  выводе войск из Афганистана -  участвовали и несколько северчан. Один из них - Александр Гаев.

    После учебки в Ашхабаде по­ловина его сослуживцев из ба­тальона связи уехали в Афган. Александр тоже хотел с ними, но грамотного сержанта оставили обучать новобранцев. Лишь после первого выпуска молодых связистов ему разрешили отправиться в афганские горы выполнять ин­тернациональный долг.

    - А почему тебя тянуло в этот неспокойный регион?

    - Ну, как так: я здесь, а все мои друзья - там? - говорит Александр Гаев.

    - А друзья, почему согласи­лись служить в Афгане?

    -  Возможно, сегодня это не­которым сложно понять, но тогда у нас действительно было чувство патриотизма.

    В узбекском Термезе сформи­ровали автомобильный батальон. Связиста Гаева определили в ко­мандно-штабную машину (КШМ). 10 декабря 1988 года его под­разделение пересекло границу с Афганистаном.

    Возили грузы: продовольствие, боеприпасы в войсковые части, а для местного населения - муку на кабульский хлебокомбинат. В память врезались многие насе­ленные пункты по пути в столицу Афганистана, которые сегодня на слуху у всего мира - Пули-Хумри, Ташкурган, Баграм. В Мазари-Шарифе поразила огромная голубая мечеть - одна из красивейших в мире. Среди враждебных гор, несущих смерть, и вдруг такое рукотворное чудо!

    Практически вся дорога от Ташкургана до Кабула была про­питана кровью. С любой сопки, из-под любого камня «духи» могли открыть огонь. В напряжении про­езжали Чирикарскую «зеленку» - большой заросший виноградник с плодовыми деревьями. Душманы появлялись внезапно, обстреливали колонну и так же внезапно исчезали, как будто растворялись в воздухе. Ответ на эту загадку был прост. В «зеленке» находились киризы - такие колодцы для сохране­ния дождевой воды, соединенные между собой подземными ходами. Мирную систему орошения «духи» теперь использовали по-ново­му... И потому неудивительно, что здесь через каждые триста-четыреста метров размещались так называемые блоки - танки и БМП, пушки и пулеметы которых были направлены на враждебную «зеленку».

    - Перед Кабулом стоял практи­чески вымерший кишлак Мир-Бачекот. Мы его с иронией называли Мирный, - вспоминает Александр Гаев. - Там детдом был прежде. В этом месте мы дважды попадали под обстрел. Танкисты из сторо­жевого охранения тут  же открыва­ли ответный огонь. А наша колонна быстро проносилась мимо на скорости, не вступая в бой.

    За два месяца службы подраз­деление Гаева потеряло восемь машин. Сколько людей, у меня почему-то не повернулся язык спросить...

    Тут все было против наших солдат. Непредсказуемые горы и «зеленка». Летом - жара, зимой - холод. От перепада высот из строя выходила техника.

    - Однажды при въезде на пере­вал Саланг у поселка Айбак у нашей машины пробило водяную помпу, закипел двигатель, - вспоминает афганец Гаев. - Колонна ушла, и «комендачи» (подразделения комендатуры Кабула, показывав­шие нам маршруты) предложили подорвать машину, чтобы она не досталась «духам». Я отказался это сделать. Тогда нас зацепили и утащили в Джабаль, где мы не­делю жили у «градовцев».

     - Вы имеете в виду на бата­рее «Град»? Интересные назва­ния - «комендачи», «градовцы». А как вас называли?

    - Мы - «соляра», автобат всегда «соляра». Были еще «трубачи» - те, кто обслуживал трубопровод, по которому "горючка" поставлялась в Кабул.

    -   Часто воины-афганцы рассказывают, что во время службы приходилось голодать. Продовольствие доставлялось с задержками. Это действи­тельно так?

    -  Может, на дальних горных заставах и голодали, я не в курсе. Мы привозили продовольствие в части, а дальше они его сами распределяли. Знаю, что тяжело было с куревом. Когда проезжали мимо застав, что находились у дороги, пацаны наши выбегали и кричали: «Киньте сигаретку!». Мы, не останавливаясь, по целой пачке им из окна бросали.

    Местное население друже­ственной страны относилось к советским солдатам, мягко говоря, прохладно. И только дети охотно общались с военными. Но не по простоте душевной. Они деньги зарабатывали, предлагая солдатам и офицерам разный товар. На чеки, которыми платили воинам-интер­националистам, в Афганистане можно было купить все - от кор­жиков и жвачки до опия и плоских настенных телевизоров, о которых в Союзе еще мало кто знал.

    Вообще, интересный этот на­род Востока. Днем он с тобой улыбается, торгуется. А ночью - берданку на плечо и в горы охо­титься за головами. И сколько бы Советский Союз ни строил в Аф­гане школ и больниц, он все равно оставался в глазах большой части местного населения оккупантом. Мы поощряли в Афганистане карманное правительство, под­держивали афганскую армию. Но все, по сути, держалось только на нашей военной силе. Кто в доме хозяин, стало ясно, когда совет­ские войска стали покидать эту никогда и никем не покоренную страну. Бывало, танковая часть передаст афганской армии заста­ну и не успеет отойти на километр, как оставленный военный городок без единого выстрела переходит к повстанцам. А сколько погибло наших ребят, которые последними уходили из Афганистана! Дороги уже охраняли не советские танки­сты, а афганские части...

    Связисту Гаеву повезло: его подразделение возвращалось домой одним из первых. Пять дней просидели в Кабуле, пока прово­дились спецоперации по зачистке дорог от "духов", готовивших заса­ды по пути следования колонн. И в путь. Без приключений доехали до Джабаля. И со 104-й дивизией ВДВ двинулись дальше. Но на пере­вале Саланг их ждало испытание покруче иного обстрела. Они по­пали под лавину. Несколько машин сбросило с 30-метровой высоты на располагавшуюся серпантином нижнюю часть дороги. Не раз нахо­дившиеся на волосок от смерти во время долгой службы двое ребят погибли, когда до дома было рукой подать. Действительно, там и при­рода была против нас...

    Александр Гаев родился в ру­башке. Когда снежный поток, сметая все на своем пути, устре­мился вниз, его БМД вошла в зону, прикрытую противолавинной стеной. Это такая преграда, 10-15 метров высотой и тремя метрами шириной, сложенная из камня. Она разбивает поток, превращает плотную мощь в более слабую снежную пыль. И хотя Александр сидел на броне, у него только вещи сдуло. Потом он помогал откапывать тех, кому повезло меньше... Покореженную технику пришлось столкнуть в пропасть.

    Ну, вот, наконец, мост через Амударью перед Термезом. Машины и обмундирование не начищали - с войны ведь идем, не с парада. Но настроение было действительно хоть на парад. Самое плохое осталось позади. Все кончено. Домой... Перед мостом всех по­местили в отстойник. Пришел таможенник: «Наркотики, деньги, взрывчатку, боеприпасы - все сдать!» Патроны расстреливали в воздух, афгани сжигали. Ка­кая-никакая, а валюта, и провоз ее в страну карался по закону. Потом колонна шла до самого Термеза без остановок. А там уже ждали родственники с цветами и табличками, с выведенными на них на скорую руку фамилией солдатика и номером войсковой части. Праздник.

           До конца службы сержанту Гаеву оставалось меньше года. Сначала его отправили в артил­лерийские войска, располагав­шиеся в Термезе, а потом - в Белоруссию.

    - Нас не принял минский аэро­порт, и мы улетели в Прибал­тику, - говорит Александр Гаев.

    - Уже тогда там было неспокойно. Массовых беспорядков еще не происходило, но пренебрежение к русскоязычному населению чув­ствовалось. Решили пойти в кино, а оно идет только на латышском языке. Захотели купить сока в буфете - продавец нам на чистом русском говорит: «Я русского языка не понимаю!»

    Все неминуемо двигалось к краху. Союз доживал последние дни. «А не была ли эта война ошиб­кой?» - задали мы непростой для многих афганцев вопрос.

    - Это война была нужна, - счи­тает Александр Гаев. - И дело здесь не только в том, что Совет­скому Союзу не хотелось иметь на своих южных границах капитали­стическое государство. Благодаря этой войне мы отодвинули развал страны на несколько лет. Пред­ставьте себе: 87-й год - массовые беспорядки в Сумгаите, Фергане, Баку, Оше. В это время в Афгани­стане находилось порядка двухсот тысяч военнослужащих. Среди них

    - узбеки, киргизы, представители других народов, которые могли быть втянуты в межнациональные конфликты. Я уверен, что если бы они служили не в Афгане, а на родине, то сбежали бы из своих частей, чтобы участвовать в массовых беспорядках. И таких столкновений, ускоривших развал Союза, было бы гораздо больше.

    С Александром Гаевым можно, конечно, и поспорить. Но он не далек от истины. Сама мировая история показывает, что страну, проигравшую войну или отозвав­шую свои войска назад, ждут се­рьезные потрясения и революции. Слабый режим неизбежно падет. За примером далеко ходить не надо. Достаточно вспомнить судьбу Рос­сии в начале двадцатого века.

     

     

    В декабре 1989 года II съезд на­родных депутатов признал ввод войск в Афганистан политической ошибкой. Сколько различных пози­ций, мнений, споров было по этому вопросу. Каково же сейчас отноше­ние к войне в Афганистане? Кто-то считает ее ненужной, принесшей только потери и ни капли пользы. Кто-то, напротив, считает, что не нужно было выводить войска, оставляя малочисленные силы со­юзников, тех, с кем вместе воевали. Правительство Афганистана всеми способами пыталось уговорить СССР не выводить войска. Их опа­сения оправдались - без поддержки наших войск правительство Афга­нистана продержалось лишь до 1992 года. Менее 3-х лет. Учитывая, что до начала 1992 года продолжались поставки вооружения и боеприпа­сов в ДРА из СССР. После вывода советских войск с новой силой возобновились поставки моджахе­дам по перекрытым ранее тропам оружия из Америки и Пакистана. Боевые действия группировок при­вели в негодность дороги, превра­тили в руины школы и больницы, построенные нашими солдатами. А Штаты продолжали поставлять моджахедам оружие. Для чего?

    Незадолго до своей гибели пакистанский Президент Зия-уль-Хак сформулировал свое видение бу­дущего Афганистана: «...Это будет поистине исламское государство, составляющее часть панисламского возрождения, которое, как вы уви­дите, однажды охватит мусульман, проживающих в Советском Союзе». И это были не просто слова, за ними вскоре последовали и практические действия. «Афганская война» стала «вползать» в Среднюю Азию. Стала все чаще проводиться агитация против русскоязычного населения. Политическое давление, дискрими­нация на бытовом уровне, физиче­ское воздействие - вот что испыта­ли наши сограждане, проживавшие  в Азиатском регионе.

    Еще один любопытный факт: в феврале 1990 г. английская газета «Индепендент» сообщала, что МИД Великобритании решил закрыть доступ общественности к доку­менту пятидесятилетней давности, содержащему планы проведения английскими спецслужбами кам­пании дестабилизации положения в южных советских республиках. По данным газеты, в этом документе предлагается использовать враждебные настроения среди мусульман и других нерусских на­родов в отношении русских с помо­щью агентов английской разведки в Армении, Азербайджане, Казах­стане. Документом рекомендуется использовать жителей погранич­ных районов Афганистана и Ирана, которых практически нельзя отли­чить от жителей прилегающих со­ветских районов, для активизации волнений на возможно большей территории. В связи с этим корре­спондентом газеты ставился вопрос - не является ли решение продлить срок секретности этого документа подтверждением того, что англий­ская разведка или ЦРУ имеет аген­тов-провокаторов, действующих на советской территории в этих райо­нах?!

    В 90-х годах на территорию Узбекистана и Таджикистана через афганскую границу хлынул поток наемников, оружия, подрывной и пропагандистской литературы, наркотиков.

    А сейчас США под видом анти­террористической операции в Аф­ганистане пытается укрепить свое влияние в Центральной Азии, под разными предлогами разместить свои военные базы в Туркмениста­не, Узбекистане, Таджикистане.

    Складывается картина, что крепкие позиции Союза в Афгани­стане могли помешать разжиганию межнациональной розни и разва­лу страны. Может, будь наше Пра­вительство на тот момент тверже, грамотнее в своих действиях, и не было бы «горячих точек», войны в Чечне?

    Вот и выходит, что не зря парни шли выполнять свой интернацио­нальный долг. Не зря отдавали свои жизни. Быть может, без их усилий что-то было бы не так, что-то было бы хуже.

    Нельзя забывать свое прошлое, тем более плохо к нему относиться. Расул Гамзатов сказал: «Кто выстре­лит в прошлое из пистолета, в того будущее выстрелит из пушки. Taк давайте помнить эту войну! Давай­те восхищаться храбростью воинов, восхищаться крепостью ветеранов!

    Встретив ветерана, поздравьте его и  скажите: «Это было не зря».

     

    Работу выполнил: Марисов Владислав, 9а класс.

    Руководитель проекта - Ткачева Юлия Геннадиевна – руководитель музея МБОУ СОШ № 76

     

     

     

     

     

     

     

     

     


    Просмотров: 1099 | Добавил: asd2373 | Рейтинг: 5.0/1